About Us

Интервью — Николай Никифоров, министр связи и массовых коммуникаций России

Николаю Никифорову, в мае прошлого года пересевшему из кресла министра связи Татарстана в кабинет российского министра связи, удалось доказать, что данные им обещания не были пустыми. Услуга переноса мобильного номера, которую предшественники Никифорова не могли запустить больше 10 лет, с декабря работает — правда, пока формально: заявления на переход к другому оператору подавать уже можно, а сам номер заработает в новой сети только в январе. Руководство «Ростелекома», «Почты России» и ФГУП «НИИ «Восход» заменено, несмотря на противодействие ряда влиятельных лиц в других коридорах власти. А на завтрашнем заседании Госкомиссии по радиочастотам должно быть одобрено и первое решение о внедрении технологической нейтральности: операторы, владеющие частотами для GSM, смогут использовать их и для строительства сетей мобильной связи нового четвертого поколения (4G/ LTE). О цели этих действий и о том, что планируется дальше, министр рассказал «Ведомостям».

Когда вы пришли в Минкомсвязи, многие высказывали мнение, что круг полномочий нового министерства ограничен, центр принятия решений переместился в администрацию президента. А на деле вам приходится соперничать со своим предшественником, ныне помощником президента Игорем Щеголевым, за влияние на первых лиц государства?

— Мне кажется, это некорректная постановка вопроса. У администрации президента — свои задачи и полномочия, а у правительства — свои. В государственной машине все полномочия четко структурированы и прописаны, каждый делает свою работу, так что я бы не драматизировал ситуацию.

— Недавно премьер жестко раскритиковал портал госуслуг за то, что целый ряд данных, там представленных, являются устаревшими, включая даже названия некоторых ведомств. Что-то было сделано в ответ на эту критику?

— Конечно. Почти все ведомства привели касающуюся их информацию на портале в порядок.

— Но ведь за этим надо следить и впредь?

— За это отвечают сами ведомства. Все эти процедуры давно прописаны, вопрос был в исполнении. То, что председатель правительства лично возглавил правительственную комиссию по IT и обращает внимание на такие моменты, очень усиливает весь проект по развитию электронных госуслуг и правильно расставляет приоритеты руководителям других органов федеральной власти.

— Вы самый молодой из министров. Не мешает ли это вам отстаивать свою позицию в спорах с более, скажем так, опытными коллегами из других ведомств?

— За выполнение поставленных задач спрашивают одинаково строго как с молодых, так и со старших. Так что мы все в одной команде.

— В России давно обсуждаются способы охватить широкополосным интернетом всю страну. Недавно президент поручил правительству выделить «Ростелекому» на эти цели средства из резерва универсального обслуживания. То есть вопрос решен?

— В этом году президент России Владимир Путин провел уже два больших совещания при участии акционеров операторов связи, регулятора отрасли и заинтересованных министерств на тему развития широкополосного доступа. В результате были даны поручения, главная цель которых отражена в плане деятельности Минкомсвязи на ближайшие годы, — обеспечить современными и качественными услугами связи всех граждан России. Это задача государственного масштаба, и ее решение повысит качество жизни в нашей стране. Минкомсвязи разработало целый комплекс мер для достижения этой цели.

Первое, что мы предлагаем, — использовать средства фонда универсального обслуживания для прокладки волоконно-оптических линий связи в малонаселенные пункты. Если раньше мы тратили 14 млрд руб. в год из этого фонда на обеспечение работы таксофонов, то сегодня они уже многократно окупились, расчеты с лизинговыми компаниями завершены, поэтому теперь мы будем платить только за обслуживание таксофонов. Высвободившиеся средства в размере порядка 5-7 млрд руб. в год предлагаем направить на прокладку оптики. По нашим оценкам, всего на эти цели требуется от 50 млрд до 70 млрд руб., соответственно, весь проект займет 10 лет.

— На среду назначено заседание Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ). Чего стоит ожидать?

— В повестке вопрос о введении условий по обеспечению связью малых населенных пунктов для операторов, которые получают и продлевают лицензии на использование наиболее популярных и выгодных диапазонов. При использовании диапазона до 1 ГГц операторы в течение 5-7 лет должны покрыть связью населенные пункты численностью от 1000 жителей, диапазона 1-2 ГГц — от 2000 жителей, более 2 ГГц — от 10 000 жителей. Но эти обременения не будут распространяться на пункты, в которые мы не смогли протянуть оптоволокно. Мне кажется, это честный подход. Наша принципиальная позиция в том, что ранее принятые решения, в том числе о выделении полос радиочастот, не будут пересматриваться. Это вопрос последовательности проводимой нами политики.

Сейчас идет финальная стадия согласований данного подхода. Мне хочется верить, что 11 декабря войдет в историю российской отрасли связи как переломный момент с точки зрения дальнейшего проникновения услуг широкополосного доступа. Сейчас, по оценкам экспертов, этот показатель составляет примерно 55%, но надо двигаться дальше. Если нам удастся реализовать все эти проекты, то к 2018 г. во всех населенных пунктах с численностью населения от 500 человек будет проложена оптика. Таким образом, возможность интернет-доступа будет обеспечена для 93% населения. Оптика должна прийти и в отделения почты, потому что реформа «Почты России» — также одна из приоритетных задач для нашего министерства. При этом нужно сделать так, чтобы операторы могли без проблем разместить там свое оборудование.

— Что от этого получит «Почта России»?

— Прежде всего связь. Для почты это точно не модель заработка, хотя какой-то платеж в ее пользу со стороны операторов, видимо, будет — за электричество, за аренду площадей под стойки с оборудованием.

— Сохранятся ли принципы оказания универсальной услуги связи?

— Мы работаем, чтобы до конца года появилась возможность выйти на подписание большого 10-летнего контракта, который предусматривает новые принципы оказания универсальной услуги связи. Предполагается, что она будет предоставляться не только с помощью таксофонов, но и с помощью оптоволокна.

— С кем будет заключен этот контракт?

— Основным претендентом является «Ростелеком», поскольку 90% объема универсальных услуг оказывает именно он. Мы не нарушаем здесь конкуренцию, просто такова ситуация. Это надо признать и ввести принцип единого оператора.

— Хватит ли в фонде универсального обслуживания средств на финансирование строительства оптики в малые населенные пункты?

— На совещании у президента России по развитию фонда национального благосостояния (ФНБ) обсуждалась возможность выделения средств этого фонда, чтобы завершить строительство инфраструктуры ШПД в малых поселениях не за 10 лет, а примерно за три года. Потом эти средства вернулись бы в ФНБ за счет гарантированного контракта и средств фонда универсального обслуживания, который не может исчезнуть, так как предусмотрен законом. Сложно себе представить более ликвидную и обеспеченную модель кредита. Мы готовим такие предложения, и надеюсь, что они будут поддержаны.

— Чтобы еще повысить гарантии возврата средств в ФНБ, нет желания увеличить ставку отчислений операторов в фонд универсального обслуживания с нынешних 1,2% выручки?

— Я считаю, что это нецелесообразно. Куда важнее эффективнее использовать уже имеющиеся в распоряжении средства фонда, чем мы сейчас и занимаемся.

— Если вернуться в 2012 г., когда вас только назначили министром, какие задачи перед вами ставили премьер и президент? И в чем заключались ваши личные амбиции как будущего министра?

— У нас есть несколько ключевых направлений работы, которые были сформулированы еще в ходе первых рабочих встреч с премьер-министром Дмитрием Медведевым.

Первое — это развитие современных услуг связи. Подводить итоги пока преждевременно, давайте дождемся конца года. Но я бы хотел, чтобы страна вошла в новый год с 10-летней программой развития оптики и мобильного ШПД.

Второе — повышение доступности и качества электронных государственных услуг. Важно, что нам удалось запустить систему межведомственного электронного взаимодействия, которая позволит госструктурам перейти на безбумажный обмен документами и тем самым повысить эффективность своей работы. Система, через которую прошло уже 800 млн транзакций, насчитывает 7000 пользователей — это органы власти и учреждения — и сейчас внедряется в регионах.

Начала работу правительственная комиссия по использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности под председательством премьер-министра Российской Федерации. Это значимое событие, поскольку те сложные реформы, которые осуществляются в отрасли, трудно было бы проводить без административной поддержки. Также мы внесли в правительство концепцию развития электронных услуг.

— В чем ее суть?

— Если раньше мы стремились обеспечить перевод как можно большего количества услуг в электронный вид, то теперь наша задача -повысить качество наиболее востребованных услуг. Совместно с Минэкономразвития мы отобрали 34 наиболее востребованные услуги — 14 федеральных и 20 региональных, по которым будут выработаны единые решения для всех этапов их оказания. Это оформление гражданских и заграничных паспортов, регистрация по месту пребывания и жительства, оформление пенсионных выплат, прав на недвижимость, запись в образовательные учреждения, регистрация автомобилей, а также ряд других.

Сейчас мы разрабатываем «дорожную карту», где меняем подходы к обслуживанию жителей, сокращаем количество бюрократических процедур, создаем возможность оплаты пошлин и начислений, а также записи на посещение ведомств в режиме онлайн, упрощаем регистрацию на едином портале государственных услуг.

Третье направление — IT-отрасль. Уже есть результаты: правительство утвердило стратегию развития IT. Этот документ впервые на госуровне закрепляет значение этой отрасли для экономики. Дмитрий Медведев поручил всем федеральным органам исполнительной власти руководствоваться положениями стратегии при разработке и реализации программных документов. Стратегия предусматривает развитие человеческого капитала IT-отрасли, поддержку малого бизнеса, развитие экспорта, ШПД. Планируется снижение порога численности сотрудников IT-компаний для льготного налогообложения по страховым взносам с 30 до 7 человек (14% вместо 30%). В первом полугодии 2014 г. мы планируем завершить разработку «дорожной карты», которая позволит реализовать эту стратегию.

Мы отрабатываем и ряд других задач. В частности, подготовлен законопроект по облегчению применения опционов для мотивации сотрудников компаний в российской юрисдикции. Сейчас стартаперы часто привлекают российское венчурное финансирование, а сделку совершают за рубежом.

И четвертое, но не по значимости, а по порядку — это реформирование «Почты России». У предприятия новое руководство, вместе с которым мы недавно внесли в правительство стратегию развития ФГУПа, скорректированную по итогам недавнего совещания у Дмитрия Анатольевича. Это качественный документ, и очень хочется пожелать успеха команде, которая будет решать поставленные амбициозные задачи.

— Например, какие?

— Запланирован рост выручки предприятия в 2 раза, повышение зарплат до рыночного уровня, запуск новых видов сервисов, в том числе электронных, запуск финансовых услуг в почтовых отделениях, увеличение объема электронной коммерции и дистанционной торговли, создание новых логистических центров. В конце ноября мы открыли первый такой центр во Внукове, и он стал самым крупным и современным в России.

— У «Ростелекома» тоже новая стратегия, и вы недавно сделали менеджменту компании несколько замечаний по ней, указав на недостаток ряда инвестиционных критериев…

— Каждый делает свою часть работы. Раз мы министерство, а у государства в «Ростелекоме» контролирующая доля, то мы, конечно, должны задавать определенные вопросы и получать на них ответы. Мы находимся в постоянном диалоге с руководством как «Ростелекома», так и «Почты России». Благодаря оперативному взаимодействию мы сообща решаем все проблемы.

— Вопросы, связанные с эффективностью, были у Минкомсвязи и к предыдущему менеджменту «Ростелекома». В чем отличие ситуации тогда и сейчас?

— Такие вопросы были и будут всегда. Главное в том, меняется ли что-то в компании, как корректируется стратегия, как уменьшается долг, каков период возврата инвестиций для тех или иных проектов.

— И что поменялось с приходом новой команды менеджеров?

— Стратегия стала гораздо более реалистичной, она использует ключевые конкурентные преимущества «Ростелекома» как владельца гигантской инфраструктуры проводных каналов связи в стране. Кроме того, как вы знаете, сейчас активно обсуждается сделка с Tele2. Мы считаем, что эта сделка синергетическая по своей сути, в ней есть логика.

— У Росимущества возник вопрос, почему «Ростелеком» получит в совместном предприятии с Tele2 неконтрольный пакет. А вас отсутствие у госоператора контроля не смущает?

— Суммарно с учетом ВТБ (владеет 50% «Tele2 Россия». — «Ведомости») контроль будет у государства. Можно сколько угодно за этот контроль биться, но самое главное — эта отрасль давно рыночная, давно конкурентная, а государство должно уходить из таких отраслей. Этому и посвящена программа приватизации.

— Если «Ростелеком» войдет в это СП с миноритарной долей, это может как раз снизить его привлекательность при приватизации госпакета.

— Считаю, что нет.

— Но из отчетности «Ростелекома» будет одним махом вычеркнуто 13% выручки, которые он сейчас зарабатывает на мобильной связи.

— Здесь имеют значение много моментов: как осуществляется управление совместным предприятием, кто отвечает за комитеты, как назначается менеджмент, какие опционы есть у сторон и т. д. Все это вопросы акционерного соглашения [«Ростелекома» и «Tele2 Россия»], проект которого сейчас комплексно изучает Росимущество. Но с точки зрения Минкомсвязи сделка синергетическая, потому что компании объединяют частотные ресурсы — и получается очень крепкий конкурентный игрок, причем в масштабах всей страны. Благодаря этой сделке и сам «Ростелеком» станет в каком-то смысле более рыночной компанией, потому что вопросы развития мобильной связи не будут директивно решаться министерством или Росимуществом — это будет решать совет директоров по понятным рыночным правилам.

— Когда «Ростелеком» будет наиболее готов к приватизации?

— Сейчас он включен в план приватизации на 2014-2015 гг. Но приватизация не самоцель: если не будет необходимых условий, подходящей конъюнктуры, то это можно сделать и позже. У «Ростелекома» много задач стратегического характера, с учетом которых мы будем принимать решение о приватизации. Кроме того, у оператора хороший потенциал роста количества абонентов ШПД — и, может быть, года через два он будет представлять собой гораздо более ценный актив.

— 11 декабря ГКРЧ предстоит сделать технологически нейтральным диапазон 1800 МГц — в нем можно будет строить не только GSM-сети, как сейчас, но и 3G, и 4G/LTE. Вопрос с этими частотами обсуждался больше года, а решение грядет только сейчас. Почему это заняло столько времени?

— Этому долго сопротивлялись сами операторы, поскольку между теми, у кого частоты для развития LTE есть, и теми, у кого их нет, существует рыночная конкуренция. Но решение пора принимать.

— Когда вы пришли в Минкомсвязи, то почти сразу пообещали ввести технологическую нейтральность, в которой нуждались Tele2 и другие региональные операторы. А потом как бы пошли на поводу у «большой четверки» и «Скартела».

— Мы должны принимать взвешенные решения, для этого и существует Госкомиссия по радиочастотам, чтобы учитывать разные мнения. Мы должны были удостовериться, что в случае принятия тех или иных решений по радиочастотам ни у кого не возникнет технических проблем. Решение о технейтральности — это достаточно быстрое движение вперед по сравнению с долгим периодом времени, когда это решение не принималось.

С другой стороны, теперь привлекательность технологической нейтральности в глазах операторов, наверное, может снизиться — с учетом обременений, связанных с покрытием малонаселенных пунктов. На этот счет у нас идут консультации с другими ведомствами. Я считаю, что в случае с технейтральностью условий использования частот может быть меньше, чем в тех случаях, когда операторы получают новые частоты или продлевают старые лицензии. Потому что частота у оператора уже есть, просто меняется технология.

— Насколько меньше может быть этих условий?

— Давайте дождемся принятия решения. Я надеюсь, что результат, к которому мы придем, устроит и министерство, и индустрию.

— А насколько добросовестно исполняют лицензионные обязательства четыре оператора, выигравшие частоты для LTE на конкурсе в июле 2012 г., — МТС, «Мегафон», «Вымпелком» и «Ростелеком»?

— Я считаю, что это невероятно легкие условия для такого важного проекта, как LTE. Тем не менее мы внимательно следим за тем, как операторы их исполняют. Пока нарушений нет, но не хотелось бы, чтобы для операторов это превращалось в отчетность для галочки. Очень важно, что, когда президент России проводил совещание по этому вопросу, операторы сами высказали пожелание обеспечить связью населенные пункты с числом жителей от 10 000 человек, а не от 50 000, как им предписывают лицензионные условия.

— Правда, при этом не уточнили, по какой технологии.

— Это не так важно. Если в этих населенных пунктах в 2015 г. будут продаваться смартфоны с поддержкой связи четвертого поколения, то операторы сами придут и внедрят там LTE. Если же сегодня там вообще связи нет, а операторы придут и сделают 3G, то это уже гигантский прорыв.

— Победители конкурса получили частоты нерасчищенными — часть полос по-прежнему используется госструктурами, поэтому условия конкурса предполагали, что операторы профинансируют конверсию спектра. Но, кажется, никто из них этого пока не делает?

— Этот вопрос меня тоже беспокоит. Операторы надеются решить вопрос конверсии путем так называемых организационно-технических мероприятий. Но, с нашей точки зрения, цель конверсии — не только увидеть развернутые сети 4G: нам стратегически важно убрать из этого диапазона работающие там сейчас радиоэлектронные средства, в том числе авиационного и военного назначения, а заодно обновить их. Так что задача комплексная, и мы ее продолжаем обсуждать. Приятно, что министр обороны лично занимается этим вопросом, мы уже неоднократно с ним это обсуждали.

Мы считаем, что на эти цели (финансирование конверсии частот. — «Ведомости») нужно использовать в том числе те средства, которые идут в счет платы операторов за радиочастотный спектр. Сейчас мы прорабатываем, как все это увязать внутри бюджетной системы.

— В 2012 г. Роскомнадзор и Государственный радиочастотный центр пытались изыскать частоты для вещания телевизионных каналов третьего мультиплекса в 319 городах. В январе 2013 г. ваш заместитель Алексей Волин заявил, что в 80% этих городов нужные частоты уже зарезервированы и, когда найдутся оставшиеся 20%, состоится конкурс. Но на недавнем конгрессе Национальной ассоциации телевещателей речь шла о том, что частот по-прежнему нет…

— Ситуация очень простая: сегодня у нас работает одновременно и аналоговое, и цифровое телевидение. Зачем мы делаем цифровое ТВ? Чтобы освободить частоты, занятые аналоговым телевидением. Но поскольку цифровое вещание еще не стало повсеместным, то полосы заняты и тем и другим. Как только мы полностью запустим цифровое ТВ, то аналоговое вещание отключится. Тогда появится возможность для работы третьего, четвертого и последующих мультиплексов. На правительственной комиссии по теле- и радиовещанию мы приняли решение, что полное отключение аналогового ТВ произойдет 1 июля 2018 г. — к этому сроку все регионы окончательно перейдут на цифровое вещание.

— То есть до 2018 г. региональные вещатели не смогут попасть в третий мультиплекс?

— Точные сроки перехода на полностью цифровое ТВ регионы устанавливают самостоятельно. В большей части из них, я думаю, присоединение вещателей к третьему мультиплексу будет возможно, хотя гарантировать это во всех регионах, скорее всего, нельзя.

— Запуск нового логистического центра во Внукове позволяет рассчитывать на то, что этой зимой не повторится прошлогодняя ситуация, когда «Почта России» не справлялась с обработкой посылок и они десятками тонн копились на таможенных складах?

— Я думаю, что благодаря запуску этого объекта проблем с предновогодним объемом отправлений не будет: сегодня каждая четвертая международная посылка в нашей стране проходит через этот центр, а к концу 2014 г. будут проходить две трети таких посылок.

— «Почта России», кажется, прогнозирует, что ежегодно поток посылок из-за рубежа будет удваиваться.

— Такой прогноз есть, но это всего лишь прогноз. Возможны разные маркетинговые акции и всплески, и очень сложно оценить их потенциал. Но мощность терминала во Внукове серьезная. По крайней мере, в Москве проблемы с приемом груза в аэропорту, прохождением таможни и отправкой дальше по логистической цепочке не будет. А всего таких центров будет восемь. На днях «Почта России» достигла договоренности с руководством Ростовской области о выделении земли в Ростове-на-Дону под строительство логистического центра.

— Одним из ключевых направлений своего развития «Почта России» выбрала банковские операции, но, чтобы их запустить, нужно серьезно модернизировать почтовые отделения. Инвестиции на их переоборудование в стратегии учтены?

— Мы считаем, что у почты должен быть собственный электронный банк, а почтовые отделения будут точками приема и выдачи платежей. Сегодня предприятие работает по агентской схеме, которая ему невыгодна, поэтому базовые финансовые услуги оно должно оказывать самостоятельно. Мы планируем, что «Почта России» будет преобразована из федерального государственного унитарного предприятия в ОАО со 100%-ным участием государства, в составе которого могут быть дочерние общества. Одним из таких обществ, скорее всего, и будет банк.

— Такой банк уже есть на примете?

— Это уже вопрос менеджмента «Почты России», который должен будет провести открытый конкурс.

— С 1 августа 2013 г. в России действует закон о борьбе с онлайн-пиратством, который жестко критикуют обе стороны — и правообладатели, и интернет-сообщество. А вот позиция Минкомсвязи до сих пор громко так и не прозвучала.

— Любая сложная реформа порождает волну замечаний. Но я бы хотел подняться над этой ситуацией и сказать, что Россия сегодня — одна из первых стран в мире, которая пытается эту проблему решить реальными действиями. В части судебной процедуры блокировки нелегальных копий видеофильмов закон о борьбе с интернет-пиратством не привел к каким-то драматическим последствиям. По ошибке никого не заблокировали, речь действительно идет о нарушителях закона, о тех, кто крадет интеллектуальную собственность. Надеюсь, что и дальше ситуация будет развиваться так же.

— Но интернет-компаниям не нравится то, что этот закон фактически вынуждает их заниматься премодерацией контента.

— Интернет-компании могут подготовить свои поправки и вынести их на обсуждение.

— Один из проектов, запущенных при вашей непосредственной поддержке еще в бытность министром информатизации и связи Татарстана, — казанский Иннополис. А сейчас вы следите за его судьбой?

— Иннополис — новый город на карте России, где будут созданы условия для комфортного проживания и работы молодых IT-специалистов и их семей. Поэтому я, безусловно, слежу за его судьбой. Работа там идет полным ходом. Первые его жители встретят там Новый, 2015 год.

— Первого декабря в России заработала услуга переноса мобильного номера (Mobile Number Portability, MNP). Первые результаты соответствуют вашим ожиданиям?

— Для нас главное — предоставить каждому абоненту право выбирать, и мы это сделали.

— Не ждете ли технических сбоев с учетом того, что нормативная база для этой услуги принималась в последний момент?

— Услуга уже работает, граждане могут подавать заявления. Но я бы рекомендовал людям, у которых одна sim-карта, все же воспользоваться услугой после Нового года.

— Почему?

— Конец декабря — это период пиковых нагрузок на сеть. Кроме того, возможен период наладки услуги, когда могут возникнуть небольшие технические сложности. Нужно набраться терпения. Вспомните, сколько мы ждали такой масштабной реформы.

— А вы лично не планируете в порядке эксперимента попробовать сменить оператора?

— Да, я планирую это сделать.

Источник: Ведомости

prop =